В Магнитогорске бросивший семью отец-суицидник требует отдать ему семилетнюю дочь

Новости Челябинской области Общество

Сама девочка после гибели мамы хочет остаться с братом

Семилетняя Кира из Магнитогорска может попасть в детский дом после гибели матери. Сейчас у девочки остались только два кровных родственника. Это брат, с которым Кира и ее мама жили одной семьей. И отец, навещавший дочь только изредка.

Больше года мужчины делят ребенка в суде. Сегодня, в День защиты детей, состоится решающее заседание.

В ДОЛГАХ И С ТЯЖЕЛЫМИ КУЛАКАМИ

Мама Киры Татьяна Ионуш всю жизнь искала мужчину своей мечты. В первом браке у женщины родился сын Ярослав. Во втором — самом долгом — дети не появились. А в третьем родилась Кира. Но отец девочки даже не явился на выписку.

Домой мать и ребенка забирал старший сын Ярослав и второй муж Владимир. Мужчина более десяти лет воспитывал парня как родного сына и даже после развода сохранил теплые отношения с семьей бывшей супруги. Когда Киру крестили, он стал ее крестным. И сейчас бьется за будущее ребенка, как за будущее родной дочери.

«С третьим мужем Евгением Таня познакомилась в интернете. Я ей сразу сказал, что он скользкий. Мне не понравилась невнятность его жизненных планов. У него не было ни жилья, ни работы — одни долги. Но они любили друг друга. И я считал своим долгом по мере сил им помочь. Устроил Женю на работу в такси и помог снять квартиру у моих родных за бесценок», — рассказывает Владимир.

По словам Владимира, вскоре стало понятно, что третий муж не подарок: денег не приносил, постоянно занимал у знакомых, несколько раз пытался вынести из дома вещи. А когда Евгений набросился на жену и дочь с кулаками, Татьяна выгнала его из дома.

ОТКАЗАЛСЯ ОТ ДОЧЕРИ И ПРОПАЛ

Женщина поднимала ребенка одна, алиментов не видела. Но примерно за год до ее смерти Евгений снова стал наведываться в семью. Приходил, чтобы выпить, приносил спиртное.

Совпадение это или все не случайно, но Таня стала болеть — начали отказывать печень и почки. В итоге она слегла. И какой-то доброжелатель навел на Таню органы опеки. Киру хотели изъять из семьи на время болезни мамы. Но брат и крестный оформили необходимые документы и взяли заботу о девочке на себя.

«Мы выходили Татьяну, поставили ее на ноги. Пришла комиссия по делам несовершеннолетних. Все проверили и решили, что Кира может остаться с мамой. Таким образом, прав на ребенка Татьяну никогда не лишали», — рассказывает Владимир.

А потом у Татьяны был рецидив, и в декабре 2019 года женщина умерла на руках сына и второго мужа. И в этот трудный момент Владимир был рядом.

«На похороны Евгений пришел. Но не помог семье ни рублем. На кладбище мы спросили отца, будет ли он претендовать на ребенка. Он ответил: не буду. И пропал из нашей жизни», — говорит Владимир.

ПРИ ЖИВОМ ОТЦЕ ОПЕКА НЕВОЗМОЖНА

Через несколько дней Ярослав Ионуш пошел в соцзащиту, чтобы оформить опекунство над девочкой. Брат Киры взрослый, ему 22 года, работает в пожарно-спасательной части — характеристики сплошь положительные.

«Был разгар пандемии, и ответ из соцзащиты нам так и не дали. Мы ждали почти полгода. А потом напросились на личный прием. И нам сказали, что при живом отце опека невозможна. Сотрудники соцзащиты нашли Евгения, провели с ним разъяснительную беседу, и тот неожиданно захотел забрать Киру», — рассказывает Владимир.

После этого отец девочки написал заявление в органы о том, что брат «удерживает ребенка». А Ярослав подал два иска в суд: об определении места жительства Киры и об ограничении прав отца.

Орджоникидзевский районный суд Магнитогорска разрешил девочке до назначения опекуна оставаться в привычной для нее обстановке — со старшим братом. А сегодня, 1 июня, здесь же пройдет решающее заседание по ограничению прав отца. Если Евгения ограничат в правах, Ярослав сможет взять опеку над Кирой.

ДОВЕЛ ПЕРВОГО СЫНА ДО НЕРВНОГО СРЫВА

Брат и крестный считают, что Кира отцу не нужна. Одиннадцать лет назад он уже бросил родного сына и не виделся с ним много лет, накопив 1,5-миллионный долг по алиментам. Вот что рассказывает о жизни с Евгением его первая жена Ирина Косенко.

«Он пил и несколько раз пытался совершить суицид. Когда, я попробовала уйти от Евгения в первый раз, он пырнул себя кухонным ножом в живот на глазах у сына. Тогда врачи спасли Женю, откачали в больнице. После этого он пытался прыгнуть с балкона, а немного позже — поджечь себя прямо в квартире. В последний раз я чудом вырвала из его рук ребенка. Мы вызывали бригаду из психбольницы. Но попросили не ставить никакие диагнозы, из-за которых Женя мог лишиться работы. Я надеюсь, что Киру ему не отдадут. Это очень опасно», — настаивает Ирина.

Ирина Косенко также подала иск о лишении отца родительских прав. Однако прокуратура и суд заняли позицию ее бывшего мужа. Сейчас Ирина обжалует это решение.

«Бывший муж не общался с сынишкой одиннадцать лет. Как на злостного неплательщика алиментов на него завели уголовное дело. С тех пор он начал терроризировать нашу семью, чтобы произвести впечатление на судью. Заявился в школу к ребенку, дал сыну 300 рублей, сделал с ним фотографии для суда. Как будто они общаются. А перед каждым из заседаний переводил нам по одной, по пять тысяч рублей, чтобы судья поверила, что он нам помогает. Но даже сын не хочет видеть отца. После опроса в суде мальчика увезли с нервным срывом на скорой», — признается Ирина.

ГРОЗИЛ УБИЙСТВОМ И ЖИЛ ПО ДВУМ ПАСПОРТАМ

На счету Евгения есть и другие криминальные эпизоды. Работая таксистом, он стал виновником аварии с пострадавшими. Но избежал наказания по амнистии. Кроме того, на него завели уголовное дело за угрозу убийства соседки. Как-то, напившись, на кухне коммунальной квартиры он запугивал женщину, держа в руках пневматический пистолет. Наказания и на этот раз не было: стороны примирились.

Кроме того, мужчина несколько лет жил по двум паспортам. Женившись во второй раз, он взял фамилию своей супруги — Татьяны, но не стал сдавать старый паспорт. И теперь по уголовному делу о неуплате алиментов старшему сыну он проходил как Цыбин, а по делу Киры — под фамилией Ионуш. В распоряжении нашей редакции есть копии документов, подтверждающие эти слова.

«Мы не хотим, чтобы Кира оказалась во власти родного отца. Это из-за него она родилась раньше срока, когда Женя ударил маму в живот. К тому же Кира не раз видела отца пьяным, как он дебоширит. Она не хочет идти к этому человеку. Он ей чужой», — говорит Ярослав.

Ярослав и Владимир уверены, что Евгению нужны деньги, которые может принести опекунство над девочкой. По словам брата, он уже получает на Киру пособие по потере кормильца и другие выплаты от государства, но не тратит на дочь ни рубля (в суд отец принес чеки о покупке одежды, но не Кириного размера). А в будущем освободится от обязательств по алиментам. А если Киру удочерит очередная жена Евгения, у которой два собственных чада, семья получит различные льготы, положенные многодетным.

Мы надеялись, что Евгений развеет наши сомнения, и позвонили ему, чтобы взять комментарий. Представились журналистами, объяснили, что пишем материал о дочке.

«Нет, нет, меня это не интересует», — отмахнулся Евгений.

И наверное, его ответ говорит сам за себя.

Комментировать ситуацию в органах соцзащиты Магнитогорска журналистам не стали.

Фото: Ярослав Ионуш

Источник: https://www.1obl.ru